депутат Александр Рассудов

О чем думает самый богатый депутат ЗакСа

Posted by

В лобби застройщиков нет ничего плохого; большинство градозащитников люди без образования; выгодные для «Лидер Групп» поправки, опубликованные в несуществующем бюллетене – вещь абсолютно законная. Да и усугубление проблем перенаселенных районов не является социальной безответственностью. Так считает депутат от КПРФ, один из руководителей ГК «Лидер Групп» Александр Рассудов, который, по его словам, вовсе не самый богатый в Заксобрании Петербурга, как пишут все газеты. Тут ему следовало бы добавить, что и жена владельца «Лидер Групп» Елена Некрасова, тоже живет скромно, если не сказать бедно, а вертолет Александра Некрасова вовсе не вертолет. Но Рассудов ограничился намеком на то, что даже сам Владимир Ленин не отказал бы ему в партбилете. Правда, когда у него спросили про то, как он проводит прием граждан, Рассудов начал вспоминать теории Зигмунда Фрейда. Даже интересно, если бы прозвучал вопрос о сроках сдачи уже на несколько лет просроченного ЖК «Капитан Немо» или ЖК «Босфор», как бы Рассудов на него ответил? Цитатой из Льва Толстого?



Экс-председателя совета директоров ГК «Лидер Групп» Александра Рассудова, избравшегося в петербургский ЗакС от КПРФ, после опубликования деклараций о доходах парламентариев называют «самым богатым депутатом в истории петербургского ЗакСа». В интервью «Фонтанке» Александр Рассудов объяснил, почему это не так.

В интервью «Фонтанке» Александр Рассудов объяснил, почему на самом деле он не самый богатый депутат, даже несмотря на «доход» в 775 млн рублей, и честно рассказал, есть ли в его парламентской работе место для конфликта интересов в связи с его прошлой должностью. Как выяснилось, сам Владимир Ильич вряд ли нашел бы аргументы против выдачи партбилета нашему собеседнику.

В Законодательном собрании так сложилось, что кто-то специализируется на градозащите, кто-то — на борьбе с ЛГБТ-пропагандой. А какова ваша депутатская специализация?

Мне не очень понятно разграничение по специализациям: ЛГБТ, градозащита. Депутат обязан заниматься всеми вопросами. С точки зрения компетенций, которых у меня больше всего, это имущественные и градостроительные вопросы. Поэтому я и вхожу в комиссию по городскому хозяйству, и в комитете по законодательству достаточно часто приходится разбирать все эти вопросы. Но я бы не сказал, что я исключительно эти вопросы исследую и на остальные не обращаю внимания.

 Есть ли у вас любимая сфера?

В городском хозяйстве все сферы важны. Условно любимая — это градостроительство. Вы упомянули градозащиту. Я не понимаю этого термина. Что это? Это люди, которые обладают монопольной любовью к этому городу? Большой вопрос для меня. Тем более сегодня знамена градозащиты поднимают люди без образования, какого-то опыта работы. Большинство из них даже не предполагает, что есть такая наука — урбанистика, и вряд ли читали хотя бы основополагающие труды.

 Это болезненная тема для Петербурга.

Я как раз накануне с одним из моих близких друзей по этому вопросу разговаривал. А он этой тематикой занимается несколько десятков лет. Он проводил достаточно большие исследования, связанные с градостроительством, зонированием территории, как это производится в США. И мы обсуждали, что у нас даже никто не помнит, каким образом создавалась самая первая редакция федерального Градостроительного кодекса. Есть такая поговорка в менеджменте, что совещание по поводу того, строить или нет атомную станцию, закончится через пять минут. Решение будет принято очень быстро, потому что никто ничего не понимает. А вот обсуждение, связанное с закупкой ручек и бумажных полотенец не закончится и за полночь. При этом каждый участник будет отстаивать для своего подразделения каждый рулон. Примерно то же самое происходит с градозащитой. Все подняли знамена, тема достаточно популистская. При этом серьезно ею никто не занимался. Главное — не дать строить нигде.

И потом мы имеем заброшенные здания в центре города.

Кроме того, не решается проблема с трафиком, с транспортной инфраструктурой. Каждое решение в градостроительстве влечет за собой гигантский спектр действий, как эффект домино. «У нас высотность будет такая-то». Но город развивается, и, если мы понижаем высотность, мы должны быть готовы к тому, что город будет расширяться по горизонтали, а не по вертикали. Расширение по горизонтали повлечет за собой увеличение вложений в дорожно-транспортную сеть. Но при этом все думают: «Я самый умный, я самый лучший. Только я и моя семья должны ездить по этой дорожно-уличной сети, только мои дети должны учиться в лучшей школе, которая в любом мегаполисе находится в центре». Но его сосед думает так же. Поэтому не зря существует огромное количество математических моделей, когда и просчитывается, что это за собой повлечет.

Но здесь сразу напрашивается вопрос. Если вы хорошо понимаете проблемы застройщиков, не возникает ли соблазна отстаивать их интересы?

Вы так говорите о застройщиках, как будто это какая-то недостойная категория. У нас в городе системные крупные застройщики и вся инфраструктура, связанная с жилищным строительством и общественно-деловой застройкой, формирует до 20% городского бюджета. То есть каждый пятый рубль, который получают бюджетники, да те же депутаты Законодательного собрания, сгенерирован именно застройщиками. Мы все очень любим жить на эти средства. Но при этом застройщики для нас гонимая, презираемая категория. Напоминает сюжет повести Мопассана «Пышка».

Что значит «защищать интересы застройщиков»? Тут надо подходить разумно. Есть недобросовестные застройщики. Но большая часть застройщиков — системные, постоянные игроки, которые создают рабочие места. У нас сегодня не очень хорошо с промышленностью. Флагманы тяжелой промышленности советского периода, такие как Кировский или Балтийский завод, сегодня живут от заказа до заказа. Застройщики свою функцию выполняют. В последние годы застройщики создают социальную, транспортную и инженерную инфраструктуру.

И правительство радостно перекладывает на них все новые и новые обязательства. Насколько это правильно?

Это не очень правильно. Я не слышал, чтобы такая система существовала где-то еще. Это вынужденная мера. Потому что, по большому счету, это бремя перекладывается на конечных налогоплательщиков — во второй раз. Один раз они платят за эту инфраструктуру, уплачивая налоги в бюджет, второй раз — те, кто сможет в таких условиях собрать деньги, — приобретая квадратные метры, удовлетворяя свою базовую потребность в жилье. Это не очень справедливо по отношению к горожанам. Нет чудес в экономике. На застройщиков не падает золотой дождь — все это они перекладывают на себестоимость продукции.

В комиссии по землепользованию и застройке, на одном из последних заседаний, обсуждалось строительство гостиницы по адресу Ленинский, 153. И вы голосовали за.

Давайте называть вещи своими именами. Вы же хотите спросить, имеет ли Ленинский, 153, отношение к ГК «Лидер Групп». Да, этот земельный участок принадлежит «Лидер Групп». Там давно планировалось создание гостиничного объекта.

Но нет ли здесь конфликта интересов?

Я же не единственный, кто голосовал за. Все остальные члены комиссии поддержали этот вопрос. Здесь нет ничего противозаконного. Во-первых, не без участия компании «Лидер Групп» начал формироваться общественно-деловой кластер вокруг площади Конституции. Первым там был «Ленэнерго», затем «Лидер Групп» построила там сначала бизнес-центр, затем большое здание «Лидер-Тауэр». На юге должен быть свой локальный сити, исходя из опыта крупных европейских и американских городов. Таким образом происходит в том числе разгрузка улично-дорожной сети. А иначе получается маятниковая миграция внутри города, когда утром все из спальных районов едут только в центр, потому что там были сконцентрированы все бизнес-центры. А теперь кто-то по практически пустым дорогам едет на юг.

Как складываются взаимоотношения власти и застройщиков? Что сегодня мешает им развиваться?

Об этом говорилось не раз. Развиваться застройщикам мешает слишком частое изменение правил игры. Где-то серые зоны, где абсолютно непонятные, неформализованные критерии принятия решения. Правила должны быть устойчивыми и понятными. Это требование любого бизнеса, не только строительного.

Может ли Законодательное собрание на это повлиять, как-то зафиксировать правила?

Пытаемся в меру своих скромных сил.

Есть мнение, что вокруг Петербурга уже построен еще один город — по числу планируемого населения в новостройках. Звучит слово «гетто». Это проблема?

Проблемы есть и в Петербурге, и в приграничных городу территориях. Но они решаются. Социальная инфраструктура также там создается. По объектам, которые строит «Лидер Групп» в Мурино: одну школу компания строит совместно с другими застройщиками, другую — практически самостоятельно. Во всех домах запроектированы дошкольные учреждения. Так что проблемы решаются. Что касается транспортной доступности — я знаю, что проектирование прокола под кольцевой автодорогой параллельно железнодорожной ветке закончено и скоро начнутся работы.

Депутат Алексей Ковалев жаловался в следственный комитет на историю с Шушарами, где повысили высотность до 40 метров.

Алексей Анатольевич, при всем моём к нему уважении, иногда делает заявления, не до конца проработав материал.

Как на самом деле обстояли дела?

Все очень просто. Предшествующая редакция Правил землепользования и застройки, которая была утверждена законом Санкт-Петербурга, вместо которого сейчас действует новое, уже утвержденное постановление правительства, предусматривала возможность изменения так называемой зоны ЖМР при утверждении проекта планировки. Проект планировки по Шушарам был принят еще в соответствии со старой редакцией, утвержденной законом. После этого по прошествии определенного количества времени вступили в силу новые Правила землепользования и застройки. В них для этой территории предусмотрено среднеэтажное жилищное строительство — до 8 этажей включительно. Любой разумный юрист даст заключение, что правовые нарушения отсутствуют.

Но эти Правила землепользования и застройки должны были быть опубликованы в «Бюллетене правительства Санкт-Петербурга» под номером 24/1, а бюллетеня с таким номером в природе не существует.

Я не знаю, как Алексей Анатольевич проводил свое расследование. Недавно он во всех СМИ заявил, что изменения в Генплан должны вноситься не ранее осени. Насколько мне известно, мы будем стараться принять их до ухода на каникулы. Я к Алексею Анатольевичу с большим уважением отношусь. Он много занимается археологией, за что честь ему и хвала. Но где-то, с точки зрения градостроительства, его заявления для меня не совсем понятны. Возвращаясь к Шушарам. А в чем проблема с Шушарами? Гетто, как вы говорите, там уже сформировалось. И пока оно там формировалось, не было никого, кто бы ходил там со знаменами и лозунгами. Сейчас утвержден проект планировки территории. При этом не говорится о том, какое количество социальных обязательств взяла на себя «Лидер Групп» при утверждении ППТ и при подписании соглашений с городом. Алексей Анатольевич может предложить какой-то другой способ решения проблемы? Если бегать вокруг и кричать: «Все плохо!» и при этом не предлагать никакой альтернативы, можно зарабатывать какие-то политические очки. Но мне кажется, это непорядочно по отношению к тем же избирателям. Если ты критикуешь — предложи выход из ситуации.

Кстати, об избирателях. Часто ли вам приходится общаться со своими избирателями «на земле»? Некоторые ваши коллеги считают, что прием граждан депутатом сродни работе психотерапевта.

Конечно, у меня есть время приема. Я встречаюсь и с отдельными избирателями, и с группами, связанными с той или иной тематикой. Люди приходят со своими проблемами, и я бы не стал иронизировать на этот счет. Не судите, да не судимы будете. Зигмунд Фрейд вывел теорию неудачников и победителей. Исходя из этой теории, во всей истории человечества было всего три победителя: Моисей, Леонардо да Винчи и сам Зигмунд Фрейд. Не надо идти по такому пути.

Ваш доход по декларации о доходах составил 775 млн рублей. Правильно ли называть вас самым богатым депутатом в истории Законодательного собрания?

Абсолютно неправильно. Тот доход, который отражается в декларации исходя из инструкции по ее заполнению, которая утверждена на федеральном уровне, это не тот доход, который мы подразумеваем под термином «прибыль» или по Налоговому кодексу как объект по налогообложению налогом на доходы физических лиц. Этот доход ближе по экономическому смыслу к выручке, обороту. Большую часть этой цифры сформировала выручка от продажи ряда земельных участков. Я приведу простой пример. Я мог купить их за 900 млн, а продать за 700. У меня есть прибыль?

Нет.

У меня есть убыток. А с точки зрения этой декларации — у меня доход, 700 млн.

Чтобы стать депутатом, вам, очевидно, пришлось чем-то пожертвовать. Стоило ли менять профессию?

Я не менял профессию. Я все равно большую часть времени занимаюсь теми вопросами, которые связаны с градостроительством. Иногда надо заниматься системными вещами, а не операционными. Поэтому я не переживаю по этому поводу. Наоборот, если есть возможность что-то изменить к лучшему, надо пытаться.

Как получилось, что вы — состоявшийся бизнесмен, глава крупной строительной компании — стали баллотироваться от КПРФ?

А почему нет?

Владимир Ильич Ленин принял бы вас в коммунисты?

Владимир Ильич Ленин был довольно умный человек. Он дружил с американским миллионером Хаммером. У нас недалеко от Горного института стоит ледокол «Красин». А Красин возглавлял Siemens в Российской империи. Достаточно богатых и передовых людей поддерживали идеи Ленина.

Все-таки, почему именно коммунисты? Ведь нынешняя КПРФ — это не та партия, которая была когда-то.

Мне достаточно близки социальные идеи. Нет в этом ничего плохого. Наша беда, что мы от черного мечемся к белому. В советскую эпоху было очень много продуманного. Умные люди ведь не исчезли. Произошли некоторые потери в связи с Великой Отечественной войной. Но очень многие вещи отрабатывались, просчитывались, продумывались заранее. Живой пример — Валентина Ивановна Матвиенко, закончившая высшую партийную школу. А каков результат! Я с очень большим уважением отношусь к этому человеку. Наблюдая за многими вещами, связанными с советской архитектурой, с планированием территорий были продуманы до мелочей. И, когда мы отвергали это все, я не знаю, чем мы думали.

Действительно, был порядок. Потому что люди знали, что если что-то пойдет не так, их привлекут по статье за вредительство.

Эту статью отменили давным-давно. И в эпоху развитого социализма в 70-80-е я не помню, чтобы кто-то сильно привлекался по этой статье.

Вы являетесь членом КПРФ?

Да, конечно.

А приходилось ли вам жертвовать на нужды партии? В кулуарах вас в шутку называют «денежным мешком партии».

Я даже не буду комментировать это. Давайте называть вещи своими именами. Когда говорят «в кулуарах» – это какая-то сплетня. Про ваше издание тоже много чего говорят. Что вы живете на деньги Госдепа. Будем это тоже обсуждать?

А пожертвования?

Бывают целевые пожертвования, связанные с определенной категорией граждан. Это абсолютно не связано с партийной принадлежностью.

Допускаете ли вы для себя возможность смены партии?

Я даже не думал об этом. Не вижу оснований на данный момент. Я размышляю над тем, что необходимо. Размышлять о чем-то гипотетически — это излишне. Так всю жизнь можно потратить на ненужные размышления и ничего не сделать.

А вы — человек действия?

Не мне судить. Я не люблю нерационально тратить время и силы.

 Источник: Фонтанка